Войти

Warning: Declaration of getcbrecaptchaTab::getDisplayRegistration($tab, $user, $ui) should be compatible with cbTabHandler::getDisplayRegistration($tab, $user, $ui, $postdata) in /home/kit-clubru/vdcrru/www/components/com_comprofiler/plugin/user/plug_cbrecaptcha/cbrecaptcha.php on line 0

Касьянов рассказывает о том, как помочь российской экономике

В четверг биржи открылись резким ростом и тут же были закрыты. Чем вы объясняете вот этот резкий рост? Связано ли это как-то с решением международного финансового сообщества резко изменить ставку рефинансирования или это какие-то свои у нас здесь проблемы, которые вот таким образом отразились?..

И.ЗЕМЛЕР: В четверг биржи открылись резким ростом и тут же были закрыты. Чем вы объясняете вот этот резкий рост? Связано ли это как-то с решением международного финансового сообщества резко изменить ставку рефинансирования или это какие-то свои у нас здесь проблемы, которые вот таким образом отразились?

М.КАСЬЯНОВ: Вы знаете, изменение биржевых котировок в течение двух часов в одну и в другую сторону и в итоге резкий рост и прекращение торгов, это двухчасовое изменение никоим образом не отражает никаких фундаментальных факторов или каких-то глобальных изменений. Это связано исключительно с тем, что российская биржа практически уже умерла. Еще она будет теплиться в каком-то размере, в какой-то форме еще дней 10-15 максимум, когда оставшиеся иностранные инвесторы выведут свои средства, и после этого она будет, конечно, в полуживом состоянии существовать, поскольку никто уже не собирается ничего приобретать, все хотят только продать. И вы видите, что уже индексы – и РТС и ММВБ – уже фактически пришли в то состояние, в котором они были осенью 2003 года. Это означает, что практически все, что происходило с осени 2003 года в экономике и главным образом на бирже, поскольку биржа, принято считать, что отображает развитие экономики, что оказывается, все это развитие оказалось мыльным пузырем.

И.ЗЕМЛЕР: И что теперь? Что мы будем иметь вместо биржи? И что мы будем иметь с экономикой?

М.КАСЬЯНОВ: Вместо биржи будет такая имитационная модель, имитационная организация, где 3-5 госкорпораций будут торговать чем-то или имитировать торговлю чем-то, и 2-3 оставшиеся частные компании будут вынуждены участвовать в этой имитации. Это все, что будет происходить в ближайшие месяцы. Вообще, конечно, всем очевидно, что РФ в кризисе, она вошла уже в этот кризис. И очень плохо, и это ответственность властей, что прежде всего власти не признают, что в стране кризис, не объявляют никаких мер, никаких программ, никаких анализов не делают и не общаются с гражданами в отношении происходящего. Граждане не представляют, что их ожидает через 4-5-6-7 месяцев. А это обязанность властей – предупреждать о развитии ситуации и о возможных проблемах. Сегодня запрещено применять слово «кризис», сегодня запрещено применять слово «обвал». А сегодня происходит именно кризис и именно обвал. Власти несут ответственность перед гражданами за обман, обман в отношении реальности, творящейся сегодня в российской экономике и автоматически в социальной сфере. Очень скоро эти проблемы станут очевидны для каждого гражданина.

И.ЗЕМЛЕР: Может быть, не зря говорят, что деньги любят тишину. Пусть народ пока не мешает власти справляться с кризисом, но какие-то меры она все-таки принимает – вот законы внесены в Думу, в пятницу второе-третье чтение должно быть.

М.КАСЬЯНОВ: Действительно, наши власти в отличие от властей любого другого демократического государства, хотя Россия давно уже не является демократическим государством, но в отличие от нормальных государств, власти РФ, конечно, любят тишину при принятии решений, особенно когда касается больших денег, когда касается огромных денег. И то, что мы видим сегодня, те меры поддержки, которые власть принимает, связаны исключительно не с поддержкой российской экономики, не с облегчением ситуации, которая обрушивается на российских граждан, а это связано исключительно с переделом собственности. Я еще раз подтверждаю, что сегодня вся ситуация как ее видят российские власти, это передел собственности. Кризис, который на нас надвигается и уже вошел в наш российский дом, этот кризис используется для передела собственности. Так, как это было осенью 2004 года, когда национальная трагедия в Беслане использовалась в качестве повода для фактически изменения Конституции, когда политические свободы были растоптаны и граждане были отстранены от участия во власти, от возможности избирать и быть избранными, от возможности избирать губернаторов, от возможности создавать политические партии. Это была политическая антиконституционная реформа. Сегодня мы видим реформу по переделу собственности.

И.ЗЕМЛЕР: Но если так рассуждать, то получается, что мало того, что у нас сейчас будет тишина между властью и народом, так еще и экономика полностью обрушится, народ ничего не будет знать, а что делать-то?

М.КАСЬЯНОВ: Экономика не обрушится полностью сразу, но инерции она будет продолжать функционировать, но если не будут приняты соответствующие меры применительно к рыночной экономике…

И.ЗЕМЛЕР: Какие?

М.КАСЬЯНОВ: Сейчас я не хочу перечислять эти меры, поскольку РФ требует более глубокого реформирования, ситуация нынешняя, нежели принятие каких-то 2-3 мер, это неправильно. Вы видите, за август-сентябрь-октябрь правительство РФ ни разу не обсудило на своих совещаниях (проводились или нет заседания, не очень понятно) в режиме правительства какие-то важные экономические вопросы. Более того, власти обязаны сегодня представить гражданам план своих действий на случай резкого падения цены на нефть и на газ, а вполне вероятно, что цена на газ и нефть может упасть до 30-40 долларов за баррель. Это означает, что цена на газ будет не 400 долларов за тысячу кубов, а 100 долларов за 1000 кубов. Это означает, что доходы государства, которыми сегодня пользуется власть и многие сектора промышленности, исчезнут. И это умирание может пройти гораздо быстрее, нежели за 4 года, а может произойти за полтора-два. И поэтому граждане должны знать, какие сценарии существуют у власти, какие способы решения этих проблем, и способна ли эта власть решить эти проблемы, если они возникнут. А сегодня таких сигналов власть не дает гражданам, и граждане просто не понимают, что происходит, но очень скоро начнут понимать, и, видимо, власть вынуждена будет найти виновника всего происходящего. Наверное, это будут какие-то иностранные шпионы, затесавшиеся в ряды российских граждан.

И.ЗЕМЛЕР: Вы говорите, цены на газ могут упасть. А у нас ведь подписаны контракты хорошие с ближайшими нашими соседями, и не только с ближайшими. Что с этими контрактами тогда будет?

М.КАСЬЯНОВ: Я думаю, что контракты все-таки будут исполняться.

И.ЗЕМЛЕР: По тем ценам, по которым были подписаны?

М.КАСЬЯНОВ: Ну конечно, они автоматически перенастраиваются. Там не фиксированных цен нигде. Они все перенастраиваются под те цены, которые существуют. Но вопрос в объемах добычи. Вы видите, что сегодня, несмотря на все эти огромные ресурсы, которые концентрировались в Газпроме, уровень добычи газа в РФ упал до уровня 1999 года. Это означает, что все ожидания в обеспечении растущих потребностях российской экономики в природном газе рушатся. И газ идет в основном за рубеж на исполнение контрактов, о которых вы говорите. Но безусловно, существует разрыв по времени между формированием цены на газ после формирования биржевой оценки цены на нефть – то, что мы видим на ежедневных торгах. Поэтому – конечно, это будет постепенное ухудшение, но оно будет. И у меня нет оснований считать, что цена вновь вырастет, поскольку все мировые аналитики прогнозируют общую рецессию экономики в мире. Это означает снижение потребления нефти. Это означает снижение цены на нефть. Это означает автоматическое – с разрывом в 8-9 месяцев – снижение цены на газ.

И.ЗЕМЛЕР: Михаил Михайлович, собственно, из любой ситуации можно наметить какой-то оптимистичный путь развития и пессимистичный – вот что вы считаете, на сегодняшний день какой вариант развития наиболее вероятен?

М.КАСЬЯНОВ: Наиболее вероятный сценарий – это серьезный кризис, развитие кризиса финансово-экономического. Не кризиса ликвидности, не кризиса валютного, не кризиса на бирже, а полномасштабного финансово-экономического кризиса, за которым идет социальный кризис. Это вполне вероятно. Менее вероятно, то, на что, я думаю, рассчитывают власти, что само собой рассосется. Но не нахожу признаков для принятия этого варианта как оптимистичного. Поскольку международные финансово-аналитические институты прогнозируют серьезное снижение темпов роста в части российской экономики, несмотря на неспособность демпировать проблемы, возникающие за рубежом в том числе. Плюс накапливаются наши собственные проблемы. Диверсификация экономики – этот термин вообще заброшен с момента прекращения действия того правительства, которое в 2003 году занималось этим…

И.ЗЕМЛЕР: Ваше?

М.КАСЬЯНОВ: Да, это было последнее правительство, которое занималось реформами и вопросами диверсификации экономики. После этого все было сконцентрировано только на нефтегазовом секторе, и это мы все знаем. И сегодня коллапс всей этой системы или мыльный пузырь, который сегодня лопнул, это сегодня очевидно.

И.ЗЕМЛЕР: А что понимать под полномасштабным экономическим кризисом и можно ли как-то защититься, где-то соломку подстелить?

М.КАСЬЯНОВ: Конечно, можно. И каждый гражданин должен об этом думать. Это означает – тщательно относиться к своим сбережениям.

И.ЗЕМЛЕР: Ну, сбережения, вроде нам говорят, защищены в банках системой страхования.

М.КАСЬЯНОВ: Это означает – смотреть на свои расходы. Потому что не будет темпов роста заработной платы, какой существовал до этого. При этом инфляция будет выше, уровень в этом году, как я уже в начале года прогнозировал, будет 16-18%, власть может объявить 15%, а может, 16% объявит, а фактически может быть и до 20, это официальная инфляция. Для большинства граждан это будет 40-50%, и поэтому при снижении темпов роста заработной платы и при увеличении инфляции, вы видите, какой происходит разрыв, и граждане будут очень сильно ощущать на своих карманах ухудшение своего материального положения. Плюс, конечно, рабочие места будут сокращаться. Вы видите, что не только в банковском секторе в Москве или еще где-то в двух городах это есть, но это непринципиально в масштабах страны, но когда идет сокращение в строительном секторе, это миллионы людей. Когда идет сокращение в автомобильном секторе, это миллионы людей. А сегодня уже такие решения принимаются компаниями, работающими в этих секторах промышленности. И это только начало. Мы только вошли в этот кризис.

И.ЗЕМЛЕР: Затянуть пояс – это в принципе универсальная рекомендация, даже когда все в порядке. А как вы думаете, сколько времени потребуется пребывать в таком подтянутом состоянии?

М.КАСЬЯНОВ: Это универсально для людей, которые привыкли терпеть. В другой стране, конечно, другой был бы наиболее оптимистичный сценарий. РФ, думаю, что пока еще не созрела, чтобы идти по нему. А это означает – требовать досрочных выборах, требовать изменения политического курса на иной, который может улучшить ситуацию в короткое время. А такой курс существует. И для его формировки не требуется огромного времени, чтобы убедить граждан в этом. Но поскольку система не такая, наиболее реально… вы спрашиваете у меня о наиболее вероятном сценарии – это затягивать пояса и выживать со своими семьями. В другой стране, а я уверен, мы скоро станем такой страной, поэтому мы и занимаемся политикой, чтобы РФ стала, в том числе чтобы граждане России понимали, что им власть принадлежит, а не кому-то еще. Когда мы до этого сознания дойдем, тогда, конечно, будет в таком случае требование досрочных выборов и изменения политического курса и смещение людей, находящихся у власти, то есть формирование новых команд.

И.ЗЕМЛЕР: Досрочных выборов мы можем требовать еще 4 года, пока не настанут срочные.

М.КАСЬЯНОВ: Ну, примерно так, да. 

По материалам "Эхо Москвы"

РЕКЛАМА: