Войти

Warning: Declaration of getcbrecaptchaTab::getDisplayRegistration($tab, $user, $ui) should be compatible with cbTabHandler::getDisplayRegistration($tab, $user, $ui, $postdata) in /home/kit-clubru/vdcrru/www/components/com_comprofiler/plugin/user/plug_cbrecaptcha/cbrecaptcha.php on line 0

У экономики России запас прочности есть

Некоторые говорят, что кризис на мировых финансовых рынках и коллапс крупных инвестиционных банков можно считать началом конца американской финансовой системы в целом, а для простого человека, в том числе и в России, это будет означать проблемы с получением кредитов. Насколько глубок мировой финансовый кризис и как он отразится на России? Об этом в интервью бизнес-редактору Русской службы Би-Би-Си Кириллу Сухоцкому рассказал управляющий директор компании Юникредит-АТОН Стивен Дашевский.

Стивен Дашевский: То, что сейчас происходит в России, - это отражение мирового финансового кризиса. Достаточно сложно вычленить, сколько мирового кризиса в российском. Эффект от отдельных событий, как то: замедление темпов мировой экономики, падение цен на нефть, падение котировок всех развивающихся рынков, в том числе рынков, которые вместе с Россией входят в так называемую категорию БРИК (Бразилия, Индия, Китай), - все эти рынки потеряли до 60% с начала года. То, что происходит в России: "Мечел", ТНК-BP, - Грузия ...

Би-би-си: Но ведь это как раз не относится к мировому финансовому кризису.

СД: Безусловно. Недавно президент Медведев, оценивая ситуацию на российском рынке, сказал, что 75% того, что мы наблюдаем, - это глобальный финансовый кризис, а 25% - внутрироссийские специфические политические факторы. Я думаю, что это очень справедливая оценка. Наиболее негативную динамику ситуация приобрела с начала сентября, когда произошла массивная ликвидация портфелей инвесторов, которые покупали акции на заемные средства. И когда пришло время платить по счетам, они были вынуждены продавать акции по любым ценам. Последним толчком к падению рынка стало известие о банкротстве одного из крупнейших банков Lehman Brothers. Сейчас мы наблюдаем панику, порожденную кризисом. Это не обвал - это распродажа активов в состоянии паники.

Би-би-си: Раньше говорили про бегство западных инвесторов в результате грузинских событий. Вы же говорите, что инвесторы бегут просто потому, что у них не стало денег.

СД: Это глобальная паника, связанная с желанием конвертировать некие виртуальные акции в остатки тех денег, которые люди могут получить. Тут можно провести такую параллель. Представьте, в деревне сгорел дом, а потом затопило всю деревню. Любой региональный конфликт или любое политическое развитие событий в России отходит не на второй, а на четвертый план по сравнению с потенциальным коллапсом финансовой системы крупнейшей экономики мира.

Би-би-си: По-вашему, уже можно говорить о коллапсе американской финансовой системы?

СД: Из пяти мировых инвестиционных банков остались два [Morgan Stanley и Goldman Sachs], два ведущих ипотечных банка [Fannie Mae и Freddie Mac] национализированы. Я думаю, что можно говорить о серьезном кризисе, из которого неизвестно как долго весь мир будет выбираться.

Би-би-си: Может ли нынешний российский кризис оказаться хуже кризиса 1998 года? Ведь и глобальный кризис гораздо серьезнее, чем предыдущие.

СД: К сожалению, это вполне вероятный сценарий.

Би-би-си: Как это отразится на российской экономике в целом и на простых жителях, которые не играют на рынке?

СД: Прежде всего этот коллапс отразится на россиянах, обладающих акциями, - это и владельцы ПИФов, и те, кто принимал участие в народном IPO. Кризис ликвидности уже отражается на способности российских финансовых институтов выдавать автомобильные, потребительские и ипотечные кредиты, что сделает их более дорогими и более труднодоступными. Это, в свою очередь, приведет к снижению темпов потребления в России, к снижению темпов роста продаж автомобилей, например, которые уже очень упали.

Би-би-си: А что грозит российскому рублю?

СД: На данный момент очевидно, что рубль продолжит падение по отношению к доллару, следуя за динамикой цены на нефть и отражая вывод иностранных капиталов из страны. Но не следует забывать, что Россия обладает третьими по величине золотовалютными запасами. Этого будет более, чем достаточно, чтобы стабилизировать курс в разумных пределах.

Би-би-си: Российский фондовый рынок потерял свой внешний лоск, он уже не кажется безопасным местом для инвестиций?

СД: Было бы ошибочно когда-либо считать Россию безопасным местом для инвестиций, как, впрочем, и многие другие рынки. Справедливости ради отмечу, что с начала этого года китайский рынок потерял порядка 65% своей стоимости, украинский потерял около 80%. То, что происходит сейчас на фондовых рынках не всегда напрямую связано с тем, что происходит в экономике. Гораздо интереснее будет вернуться к этому разговору через 5-6 месяцев и понять, выжила ли российская экономика, смогла ли она перестроиться и получилось ли у нее удержать свои позиции, если обрушится цена на нефть. Во вторник министр финансов Кудрин заявил, что цена, при которой бюджет останется бездефицитным, - это около 70 долларов за баррель. Не стоит забывать, что и налоги на нефтяные компании по мере падения цен на нефть тоже будут снижаться.

Би-би-си: А что нужно для того, чтобы российская экономика выжила?

СД: Сложно сказать. Пока запас прочности у российской экономики еще есть. Мы еще не пришли к той точке, когда начнется стрессовое тестирование российской экономики. Это произойдет, когда цена на нефть стабилизируется вокруг определенной отметки, будь то 80 или 60 долларов за баррель.

Би-би-си: Вы бы советовали вкладывать деньги в российский фондовый рынок и в российскую экономику в целом?

СД: Да, но при условии, что никто не будет интересоваться, что с ними произойдет в следующие 12 месяцев.

Источник Би-би-си...

РЕКЛАМА: