Войти

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/kit-clubru/vdcrru/www/administrator/components/com_comprofiler/plugin.class.php on line 129

Warning: Declaration of getcbrecaptchaTab::getDisplayRegistration($tab, $user, $ui) should be compatible with cbTabHandler::getDisplayRegistration($tab, $user, $ui, $postdata) in /home/kit-clubru/vdcrru/www/components/com_comprofiler/plugin/user/plug_cbrecaptcha/cbrecaptcha.php on line 0

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/kit-clubru/vdcrru/www/administrator/components/com_comprofiler/plugin.class.php on line 129

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/kit-clubru/vdcrru/www/administrator/components/com_comprofiler/plugin.class.php on line 129

ЧТО ДОЛЖЕН РЕГУЛИРОВАТЬ ЗАКОН О ТОРГОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Малый бизнес в Москве - "Круглый стол" РАРМП и газеты "Бизнес для всех"
Участники "круглого стола" весьма негативно отнеслись к содержанию и даже названию законопроекта, разработанного в МЭРТ РФ, - "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации". И хотя об острой необходимости принятия закона о торговле говорили все, вопрос РЕГУЛИРОВАНИЯ чего бы то ни было вызывал подозрение и неприятие. Впрочем, разработчики законопроекта мягко проталкивали идею регулирования торговой деятельности, имея в виду создание единых "правил игры", прозрачности отношений бизнеса и власти.

 

Оживленную дискуссию вызвало решение вопроса о том, как должны регулироваться цены и наценки, строиться отношения малых предприятий и сетевых структур, вообще малых, средних и крупных предприятий. Во всяком случае, участники дискуссии сошлись на том, что обсуждение законопроекта о торговле началось в упреждающем порядке и есть время отработать позиции предпринимательского сообщества по данному вопросу, чтобы не допустить принятия вредных для предпринимателей законов, как это уже случалось не раз, когда велась критика не проекта, а уже принятого закона, что малоперспективно.

Кто доминирует в малом бизнесе

Леонид РЫЖКОВ, ответственный секретарь Общественно-экспертного совета по МП при Мэре и правительстве Москвы: Торговля занимает особое место в сфере малого бизнеса. Не менее 40% малого бизнеса - это розничная торговля, если приплюсовать оптовое звено и общепит, - цифра достигнет 60%, а оценивая сферу торговли с точки зрения принадлежности к малому бизнесу, окажется, что 80% торговых организаций являются малыми предприятиями. Вопрос нормативного регулирования этой сферы деятельности имеет очень важное значение. Вопросов возникает много. Что может (или должен) регулировать закон о торговой деятельности в РФ? Должен быть закон прямого действия или рамочный? Какие полномочия закон должен оставить за федеральными органами власти, а какие предоставить субъектам РФ? А возьмите вопросы взаимоотношения с сетевыми структурами. Во всем мире эти взаимоотношения регулируются - и месторасположение организаций, которые являются сетями, их количество в общем объеме предприятий торговли и т.д. Надо учитывать все это и в федеральном законе. Вопросы контроля, торговли отдельными видами продукции, в частности, реализация алкогольной продукции - все вы помните, какой резонанс вызвало принятие 102-го "алкогольного" закона и как это коснулось малых предприятий. Малому бизнесу был нанесен большой урон этим законом, хотя какие-то предложения предпринимательской общественности были приняты. Последствия были бы еще хуже, если бы не такие вот "круглые столы", обращения объединений предпринимателей во властные структуры со своими предложениями в проекты законов, которые вносились в Госдуму РФ.

Валерий РОМАНЮК, главный редактор газеты "Бизнес для всех": На днях президент похвалил Госдуму за работоспособность: в нынешнем составе она приняла около тысячи законов. Замечательный итог деятельности парламентского корпуса. Насколько я помню, против многих из этих законов предпринимательская общественность активно выступала, боролась против их негативных последствий. Правда, часто с минимальными результатами, будь то "алкогольный" 102-й закон или закон о туристской деятельности и пр. И вот новый "подарок", подготовленный правительством для внесения в Госдуму - законопроект о торговле, правда, с акцентом на госрегулирование торговой деятельности в Российской Федерации. Мы нередко запаздывали с оценками тех или иных законодательных актов, обсуждали уже принятые законы. Теперь же у нас есть возможность определиться с этим проектом, выработать позицию предпринимательской общественности и успеть донести ее до законодателей.

Роман ЖИГУЛЬСКИЙ, гендиректор ООО "Нойштрелиц", координатор по торговле движения "За честный рынок": Мы активно боролись против принятия 102-го "алкогольного" закона, но это ни к чему не привело. Как нам сказали, мы слишком поздно начали бороться: закон-то был уже принят. А вот сейчас есть надежда на то, что мы сможем каким-либо образом повлиять на той стадии, пока это только лишь проект закона. Я изучил этот законопроект, поскольку он касается той отрасли, где я работаю. Данным законопроектом устанавливается право для правительства РФ устанавливать максимальные цены и наценки. По сути, мы возвращаемся к тому периоду истории, когда существовали торги, и никто не мог продавать по цене выше или ниже той, которая была установлена на пачке товара. Сейчас это будет касаться только ограниченного круга товаров - социально значимых. Но всем ясно: когда устанавливаются максимальные розничные цены на сигареты и нам заявляют, что это будет касаться только сигарет, мы видим, что уже добавляются сюда и иные товары, в частности, социально значимые, а завтра это будет и вся остальная продукция. И ничто не сдержит жажды правительства регулировать все цены. Еще негативный момент законопроекта: правительство РФ вправе определять перечень товаров, обязательных для продажи в предприятиях торговли. По-моему, самый лучший регулятор того, что продавать и где продавать - это рынок, хозяин и спрос. Каким образом государство собирается это регулировать, мне не понятно, как и то, кому это нужно. Во всем должен быть какой-то интерес, а тут я вижу уход от рыночных принципов. Очень негативный момент - возможность для правительства устанавливать для малых, средних и крупных предприятий ограничение по реализации товаров по классам, группам и видам товаров. При этом может возникнуть ситуация, когда малым по форме предприятиям разрешат продавать только хлебобулочные, молочные и колбасные изделия; средним разрешат продавать еще какие-то товары, а крупным разрешат продавать все. Так мы загоняем малый бизнес в тупик, лишая возможности конкурировать. Мелких и средних ограничат, крупные будут вне конкуренции. Еще момент: вводится т.н. система получения свидетельств на право торговли. Правительство считает, что свидетельство необходимо. Действует уведомительный порядок, т.е. уведомив исполнительный орган, вы получаете свидетельство и осуществляете торговую деятельность. На мой взгляд, этим свидетельством на право торговли подменяется лицензирование. Этим могут незамедлительно воспользоваться чиновники. Что может произойти? Нарушили вы какие-то правила торговли - просрочили товар, например, у вас могут отозвать свидетельство. Не имеете свидетельства - не имеете права работать, т.е. если сейчас ограничиваемся какими-то штрафами или предупреждениями, то впредь это будет означать прекращение деятельности предприятия. Сократится количество малых предприятий, потому что для них это будет наиболее болезненно. Далее. Законодатели предлагают оформлять паспорта безопасности для всех стационарных предприятий торговли. На данный момент существует правило оформлять паспорт безопасности для предприятий, имеющих торговые площади от 500 кв. метров. А если у магазина площадь 100-200 кв. метров, такие меры являются излишними. Нельзя всех подводить под стандартизацию. Я бы предложил ввести по форме такое понятие, как микропредприятие (до 150 кв. метров). Сейчас такие предприятия торговли (до 150 кв. метров) имеют возможность применять специальные налоговые режимы (ЕНВД). Я предлагаю ввести такое понятие, как торговые микропредприятия и избавить их от паспортизации и других негативных моментов, которые присутствуют в этом проекте. И еще один важный момент - это обязанность розничной торговли оформлять парковку для покупателей. Само по себе дело замечательное. Но кто знает, сколько это стоит? Согласование и строительство не по карману маленькому магазину. Но если он это не сделает - не получит свидетельства, а значит не сможет осуществлять торговую деятельность. После выхода этого закона масса таких магазинчиков закроется. Еще один важный вопрос: обязательная подготовка работников торговли. Кто будет учить? И чему?

Вопрос: А что-то позитивное вы увидели в этом законопроекте?

Р.Жигульский: Да. Целый раздел, касающийся антимонопольного ограничения доминирования на муниципальных и региональных рынках. Я бы предложил прописать в законе некие нормы, стимулирующие создание микро-, малых торговых предприятий. Чем больше их будет - тем активней конкуренция, соответственно будет развиваться и мелкий производитель. Еще необходимо прописать допустимые доли присутствия на рынке отечественных и иностранных сетей. Сейчас есть опасность того, что иностранные сети начнут захват рынка, что усугубит положение независимого малого торгового бизнеса.

Реплика: Они будут конкурировать с этими монстрами?

Р.Жигульский: Законодательно нужно определить, сколько процентов рынка должны занять отечественные сети, сколько - иностранные. Вот тогда будет ясная картина. И последнее: надо ввести время ограничения работы для крупных предприятий розничной торговли, отрегулировать отношения "производитель - продавец", "оптовик - розница".

В.Романюк: Вы выступили сейчас за ограничение иностранных сетей и защиту своих сетевых структур. Неужели они уже нуждаются в защите?

Р.Жигульский: Я выступил в защиту не сетевых структур, а рынка. Я предлагаю ограничить присутствие на рынке отечественных и иностранных сетей и оставить место для независимой розничной и оптовой торговли.

- Вы высказывались в том смысле, что этот закон делался представителями сетевиков и с их позиций.

- По-моему, они оказали здесь свое влияние.

Николай ХАЛЬЧЕНЯ, предприниматель: Роман Жигульский хотел быть объективным со всех сторон - не только малый бизнес поддерживал, но и всех остальных.

Просто плохой закон или катастрофа?

В.Романюк: И все-таки что это за законопроект: очередной плохой закон или катастрофа?

Р.Жигульский: Если выйдет в таком виде, то это катастрофа.

Н.Хальченя: Существует такой постулат. Если в бочонок меда добавить ложку дерьма, то получится бочонок дерьма. Если оттуда вычерпнуть ложку, все равно останется бочонок дерьма. И закон этот - как его ни правь, он так и останется "бочонком дерьма". Сам дух закона именно таков. Закон писался для сетевых структур, для чиновников, получения ими дивидендов на торговой деятельности. И поэтому в таком виде закон выпускать нельзя. Лучше не иметь никакого закона, чем такой закон. В законе столько подводных камней, что за всеми не уследить. Лучше переделать его целиком. Закон прописан "совком", он не имеет ничего общего с рыночными отношениями.

Елена АБРАМОВА, начальник управления нормативного регулирования и защиты прав потребителей Департамента потребительского рынка и услуг: Сейчас мы плотно работаем с МЭРТом над этим законом, послали в министерство свои предложения. Попробую сформулировать свою позицию по этому вопросу. Я не вижу ничего плохого в том, что в заглавии закона подчеркнута его роль в государственном регулировании торговой деятельности. Закон этот опоздал лет на десять, как минимум. Его надо было принимать раньше. Институт законодательства и сравнительного правоведения проводил исследования, и тогда говорилось о том, что публично-правовая сторона в сфере регулирования предпринимательских отношений значительно отстает от частноправовой, т.е. если взаимоотношения между потребителями и предпринимателями хорошо урегулированы, то публично-правовая сторона, которая говорит о взаимодействии между государством и бизнесом, у нас отстает на несколько порядков.

Вопрос: А разве эти отношения не регулируются Гражданским кодексом?

Е.Абрамова: Гражданским кодексом регулируются отношения предпринимателей между собой. Публично-правовая сторона отстает. В той или иной степени в регионах ведут паспорта безопасности. Используется терминология ГОСТов, давно устаревшая. Так или иначе, нормативная база требует либо приведения ее в соответствие со сложившимися социально-экономическими условиями, либо упорядочения каких-то единых основ на территории РФ в целом. Так вот, именно эту задачу и должен решить закон, и должен был это сделать еще 10 лет назад. По этой причине наш Департамент поддержал проект закона - "лучше позже, чем никогда". Это создание прозрачных и четких условий, "правил игры", отношений между бизнесом и властью. И я не вижу причин, чтобы сама по себе эта ситуация привела к тому, что никакого регулирования было бы не нужно.

Реплика: Не нужно! Что думают по этому поводу разработчики?

Е.Абрамова: Я не отношу себя к разработчикам, разработчик - МЭРТ РФ. В силу того, что мы большое внимание уделяли этому вопросу, Департамент последовательно выступает за принятие такого закона.

Реплика: Чиновники нашли себе новую кормушку…

Е.Абрамова: Главная задача этого закона - установить исчерпывающий перечень форм и методов госрегулирования и запретить применение каких-либо иных форм и методов. Таким способом государство ограничивает возможности регионального правотворчества, создания в рамках регионов каких-то дополнительных ограничений для предпринимательской деятельности. В связи с этим мы считаем, что это серьезный шаг к тому, чтобы все торговое законодательство было каким-то образом унифицировано, систематизировано, и единые правовые основы рынка были определены. Второй момент, что разграничиваются полномочия между РФ и субъектами Федерации, и это разграничение служит тому, что все возможные сферы вмешательства государства в предпринимательскую деятельность были ограничены в том числе в рамках статей закона. Третье - вводится исчерпывающий перечень получения информации. По имеющимся данным, на 40% за последнее время вырос объем оборота, и при этом только на 1,5% выросли налоги. Что касается регулирования, я бы обратила внимание на включение норм антимонопольного регулирования. Существует также предпринимательский стандарт, который пока игнорируется предпринимательским сообществом. А ведь предприниматель обязан давать всю информацию о товаре, своем бизнесе. Государственный стандарт выдвигает требования к тому, чтобы персонал был обучен. Резюмируя все сказанное, я еще раз хотела бы обратить внимание на то, что закон необходим: проект не содержит никаких условий, которые несут потенциальную угрозу бизнесу, потому как те механизмы, которые в нем есть, достаточно отработаны. И главное, введение норм антимонопольного регулирования, которое позволит малым предприятиям гораздо успешнее конкурировать с сетями; снижение порога доминирования позволит антимонопольным органам проводить расследования и наводить в этой сфере порядок.

Нужен закон торговле, а не о регулировании

Андрей ОРЛОВ, завкафедрой Госуправления и менеджмента Российской экономической академии им. Г.В.Плеханова, профессор: Мне показалось, что в отношении данного законопроекта "гора родила мышь". Я всегда был сторонником принятия закона о торговле, а не о госрегулировании торговой деятельности. Мы долго работали над созданием первого базового закона, но в силу конъюнктурных соображений нам навязывают закон о госрегулировании. Возможно, методы госрегулирования должны быть представлены в законе. Такой закон тоже нужен. Но прежде всего необходим закон о торговле в пакете с целым рядом нормативных правовых актов. Сегодня потребительский рынок - экономический локомотив (23-25% валового внутреннего продукта - это потребительский рынок). А о чем этот закон? Фактически о розничной торговой деятельности. Потому что оптовая торговля из него исключена, услуги - тоже. Но вот что важно. Мы должны этот закон проэкспертировать на предмет взаимодействия с законом о малом и среднем бизнесе. Исходя из реальных условий инфляционного всплеска, больно ударяющего по основной массе наших потребителей, страдают прежде всего мелкие торговые предприятия. Почему? Сети уже получили сверхприбыль. Они этой сверхприбылью сыты и вполне могут себе позволить пойти на любые неработающие социальные соглашения. Я призываю добиваться принятия закона о торговле, но я никогда не подпишусь под проектом, который нам представлен. Я подпишусь под тем, что абсолютно необходим закон о торговле. Но если в этом законе четко не будет прописана идеология конкуренции, без которой вообще нет никого бизнеса - ни малого, ни среднего, такой закон принесет только вред.

Татьяна КОШЕЛЕВА, директор Центра делового консультирования и независимых экспертиз: Давайте посмотрим на этот закон с точки зрения инфляционных ожиданий. То, что прописано в законопроекте - что предприятие при получении свидетельства должно оформить документы и нотариально их заверить, и то, что должна быть построена стоянка для посетителей магазина, и многое еще что должно быть, - все эти затраты будут переложены в конце концов на потребителя. И когда у нас и так инфляция достаточно высокая, перекладывать госрегулирование на малоимущих нельзя. В этом случае данный законопроект действует против населения.

Н.Хальченя: В прессе я недавно прочитал заявление московского чиновника о том, что повышение арендной платы никак не может отразиться на стоимости продуктов…

Т.Кошелева: Я могла бы согласиться с тем, что навешивание новых затрат ставит предпринимателя в тяжелое положение. Если у него не пошел бизнес и он должен переехать на новое место, ему придется заново собирать все документы, опять идти к нотариусу и платить деньги. Если бы малый бизнес располагал деньгами, чтобы взять все эти затраты на себя, он бы сделал это. Но так как доходность у него не велика, он неизбежно все эти расходы переложит на потребителя.

Торговля не пойдет по принуждению

Александр ДУДАРЕНКО, глава старшины Общества купцов и промышленников России: Признаться, после того как этот законопроект попал мне в руки и я его прочитал, не спал всю ночь: если этот законопроект станет законом - это будет означать конец рыночных отношений в сфере торговли. Несколько дней назад мне пришлось делать доклад о проблеме государственного регулирования в нашей сфере. Готовясь к нему, я изучал документы 1929 года по отмене НЭПа. Так вот Сталин тогда сказал, что нам не нужно запрещать НЭП - все-таки его ввел Ленин. Мы пойдем по другому пути - примем такие законы регулирования предпринимательской деятельности, что нэпманам станет просто невыгодно вести бизнес и торговлю. Так и получилось. И вот я читаю само название будущего закона: "Об основах государственного регулирования…". Это повторение не такой уж давней нашей истории. Но ведь в этой истории было и другое. В своем докладе я приводил слова Екатерины Второй. Зачитываю: "Никаких дел, касающихся до торговли и фабрик не можно завести принуждением. А дешевизна рождается только от великого числа продавцов и вольного умножения товаров". Но эти слова мы упорно забываем, хотя по ним и сейчас работает весь мир.

Я полностью согласен с уважаемым профессором Орловым, что нам необходим закон "О торговле". Именно о торговле, а не о государственном регулировании торговли. А еще больше был бы необходим закон под названием "Об основах государственной деятельности по улучшению условий работы розничной и оптовой торговли и антимонопольной политики". Вот такой закон для успешного развития торговли был бы идеальным. Я часто в силу своей деятельности бываю за рубежом. Ни в одной европейской стране никакого "регулирования" торговли нет. Есть оговоренные законом условия, требования и обязательства государства. Законопроект, который мы обсуждаем, полностью противоречит принципам рыночной экономики несколькими своими положениями. Прежде всего он предусматривает установление государственными органами максимальных цен и наценок на отдельные виды товаров первой необходимости. Но ведь это прямой путь к созданию сначала дефицита этих товаров, введению карточек, потом к полному исчезновению их с прилавков, потом к поиску "саботажников" и тюремным посадкам. Если в розничном магазине бутылка воды сегодня продается, скажем, за 10 рублей, а через несколько дней - уже за 13, то это еще не значит, что продавец поднял на нее торговую наценку. Идет ведь постоянное удорожание энергоносителей, а, следовательно, и транспортных тарифов, растет стоимость аренды земли и помещений, везде сокращаются дотации сельхозпроизводителям и, соответственно, дорожает зерно. Розничную цену государство ни в коем случае не должно регулировать, а тем более ограничивать. Сейчас магазины и крупные торговые сети сдерживают цены на отдельные продовольственные товары.

Реплика: Понятное дело - впереди выборы!

А.Дударенко: У меня сеть своих магазинов и я делаю то же самое по настоянию определенных государственных структур. Но в законе о торговой деятельности политической составляющей быть не должно.

Н.Хальченя: Недавно случилось так, что я продавал молоко себе в убыток. Я закупаю молоко у поставщиков в мягких пакетах. Они мне его поставляли по 17 рублей, я продавал его по 20 рублей. Неожиданно получаю счет за поставленную и уже проданную партию молока, а у поставщика оно оказывается уже по 21,70! А ведь покупатели грешат на меня, что я, мол, наценку вздуваю.

А.Дударенко: Характерно, что даже концепция закона не стыкуется с самим законопроектом. В концепции речь идет об уведомительном принципе получения свидетельства на торговую деятельность, а в законопроекте уже речь только о получении разрешения на него. Для этого надо представить восемь справок, да еще и пошлину заплатить чиновнику за выдачу свидетельства. О какой пошлине речь? Ведь чиновник получает зарплату в том числе и из налогов, которые платит предприниматель. Получается, пошлина - это еще один скрытый налог. Но самое неприемлемое в законопроекте - пункт о возможности аннулирования свидетельства на право торговли в случае какого-либо нарушения.

Реплика: Лишение свидетельства должно производиться только по решению суда!

А.Дударенко: Но, спрашивается, почему сам предприниматель должен заботиться о безопасности своего предприятия и людей, которые в нем работают? Разве мы на свои налоги не содержим такие ведомства, как МВД, ФСБ, ФСО, наркоконтроль, который никак не поделит чего-то с ФСБ, службы борьбы с оргпреступностью, с экономическими и прочими преступлениями? Разве не они обязаны обеспечить безопасность и предпринимателя, и его работников. Можно приводить еще множество положений законопроекта, которые, если он станет законом, просто вернет нас на 30 лет назад, когда в торговле царили дефицит на все и стояли полупустые прилавки.

Е.Абрамова: Нельзя не согласиться с тем, что закон не должен предусматривать установление твердых цен на какие-то виды товаров и потолки торговой наценки. И в международной торговле, и во внутренней это практикуется только в особых случаях, когда происходит неожиданный обвал рынка. Но в то же время мы на практике наблюдаем не совсем здоровые явления. Сейчас мы проводим исследование и видим, что, по данным из префектур и управ, и в сетевых компаниях, и в небольших торговых предприятиях наценки нередко доходят до 70-80%.

А.Дударенко: Наценка зависит от конъюнктуры рынка и может колебаться, как угодно даже до 300%. Но ваши данные, скорее всего, просто неверны.

Е.Абрамова: Я могу дать справку, которая составлена по результатам обследования магазинов органами городской власти.

А.Дударенко: И в этой справке, вполне вероятно, неверные данные. Я знаю, как возникают такие справки. Мне, скажем, звонят из управы и спрашивают, какая цена и наценка в моем магазине на макароны. Я сообщаю цену и говорю, что наценка - 12%. Они это записали. А через месяц их человек приходит в магазин и видит, что цена на те же макароны выше, чем та, что я говорил. Он не знает о том, что за этот месяц выросла закупочная цена, и заявляет: ты нас обманываешь! У тебя наценка целых 50%! Так у меня случилось в 1998 году, когда начала было дорожать соль. Я утверждаю, что ваши данные недостоверны, так как я, в связи с открытием своего магазина социально значимых товаров специально изучал эту проблему по всем административным округам Москвы.

Никита ФЕДОРОВ, предприниматель: Но законопроект перегружен различными дорогостоящими обременениями, причем одинаково - что для супермаркетов, что для магазинчиков шаговой доступности. Это для малых предприятий сильно увеличивает себестоимость торговых услуг.

Е.Абрамова: Есть еще одна сторона проблемы. Многие малые торговые предприятия арендуют площадь у крупных торговых центров. Когда мы проводили исследование таких предприятий, предприниматели самой главной своей трудностью называли не административные барьеры и даже не излишние проверки со стороны контролирующих органов, а постоянный риск потери помещения. Чтобы не оказаться на улице, они терпят регулярные повышения стоимости аренды. В связи с этим в рабочей группе обсуждалось предложение законодательно лишить арендодателя права одностороннего расторжения договора аренды в течение трех лет после его заключения. Насколько было бы важно предпринимателям иметь такой гарантированный срок аренды?

Н.Федоров: Несомненно, это давало бы определенную уверенность в работе хоть на какой-то период.

Назад, к жесткому регулированию

Галина ГОЛЕНКОВА, член координационного совета профсоюза предпринимателей "Лига свободы": Законопроект, о котором мы сейчас говорим, мы обсуждали у себя на заседании Координационного совета и пришли к выводу, что он предполагает существенный откат назад по сравнению с текущим состоянием государственного регулирования торговли. Он излишне жестко регламентирует формы осуществления торговой деятельности, и это ужесточение ничем не обосновано. Кроме того, проект вторгается в гражданско-правовые отношения, регулируемые Гражданским Кодексом РФ и в его понятийный аппарат. Например, в главе 3 приводятся правовые понятия, которые давно уже определены гражданским законодательством. Из концептуальной хаотичности и непоследовательности законопроекта вытекают даже абсурдные вещи. Проект, например, наделяет Правительство РФ различными функциями, являющимися ничтожными по сравнению с его статусом, например, предписывает Правительству РФ устанавливать требования к внешнему виду торговых объектов и т.д. Здесь уже говорили, что принятие такого закона положит конец свободной торговли в России, и я с этим согласна. За принятие такого закона, скорее всего, будут ратовать региональные и муниципальные власти, органы пожарного и санитарного надзора и все, кому он дает право контроля за торговыми предприятиями. Здесь ссылались на мировой опыт организации торговли. У каждой страны, конечно, есть свой свод законов, однако же у большинства регулирование торговой деятельности осуществляется через спрос и предложение, а не постановлениями свыше. Замораживание и регулирование цен - это путь к созданию дефицита товаров. На "круглом столе" в Мосгордуме я уже говорила, что Москва стала самым дорогим городом мира. Мы в этом обвиняем кого угодно - мировую закулису, хитрых американцев, китайцев, которые вдруг полюбили молоко пить. Но пора на себя оглянуться. Московская дороговизна - результат излишней зарегулированности деятельности торговых предприятий и отсутствия конкуренции между ними. Мне довелось пять лет прожить в Бразилии. И там случилось показательное для нас явление. Правительство долго не могло справиться с взбунтовавшейся инфляцией. И чтоб, наконец, "зло пресечь", правительство приняло решение заморозить цены. Результаты не заставили себя ждать: производители остановили поставки товаров до лучших времен, и полки в магазинах оказались пусты. Три недели ничего нельзя было купить. Наконец, в правительстве поняли, что сделали что-то явно не то, решение о заморозке цен отменили, и товары снова появились в магазинах. Так что нам незачем изобретать велосипед - он завезет нашу экономику в тупик.

Александр ПАРУСОВ, председатель Комитета по торговле МАП: Я думаю, занимать позицию стороннего наблюдателя при вспышках инфляции государство не должно. Вот вам пример. Буквально сегодня я зашел в супермаркет "Квартал". Женщина средних лет, вполне импозантная, стоит к кассе с четырьмя видами продуктов и говорит: "Сейчас я за это должна выложить 375 рублей! И после этого Путин хочет, чтоб я за него голосовала?! Ни за что". Вы понимаете: в дороговизне она обвиняет не владельца "Квартала", не его поставщиков, не производителей продуктов, а государство. А мы ратуем, чтобы оно ни во что не вмешивалось, чтобы каждый мог вести игру сам по себе. Так у нас все рассыплется. Чтобы торговля была действительно цивилизованной, она должна вестись по твердым правилам. Закон о торговле, который такие "правила игры" устанавливал бы, нужен. Так вести торговлю, как она велась в 1990-е годы, сегодня нельзя. Да, была большая свобода, но какая была и инфляция! Об этом забывать тоже не следует. В советские времена, которые сейчас принято только ругать, регулярно доводился план по снижению себестоимости продукции. Это был мощнейшиt рычаг обеспечения рентабельности и производителей, и торговых организаций при твердых, неизменных ценах. А сейчас мы все проблемы и проблемки решаем простейшим путем - за счет повышения розничных цен. А ситуация с крупными сетями? Не только малому торговому предприятию с ним сотрудничать невозможно, невозможно и отечественному производителю товаров попасть в его снабженческую сеть. Для этого надо заплатить такой входной взнос, что никаких капиталов не хватит. И если государство не будет контролировать "Ашаны" и "Перекрестки", тогда они станут контролировать государство.

Плюс конкуренция

А.Орлов: Если у нас не будет конкуренции в торговле, она просто зайдет в тупик. Но мы не учитываем и того, что в конкуренции у того же "Мосмарта" возможности несравнимо большие, чем у небольшого и даже среднего по размерам магазина. За каждой торговой сетью стоит мощный иностранный капитал, который готовит себе площадки для работы в России. Они сращиваются с банками и в итоге получают сверхприбыли. Поэтому правила игры для них тоже должны быть определены. Несколько слов об инфляционном скачке сентября и октября. Беда вся в том, что правительство не говорит правды об инфляции. Сваливают на то, что в Европе из-за отмены дотаций фермерам все подорожало, на то, что поступили огромные деньги в виде инвестиций, что поднялся спрос на зерно. Все неправда! А дело в том, что у нас никто серьезно не занимается мониторингом товарных рынков, что позволяет принимать упреждающие меры. Но мы никак не научимся регулировать инфляцию.

Людмила КАЧАЛОВА, гендиректор ЗАО "Агроимпекс 96", вице-президент Ассоциации женщин предпринимателей России: Я сегодня проводила селекторное совещание с региональными отделениями нашей Ассоциации и старалась выяснить их отношение к сложившейся ситуации. Крупные торговые сети уже активно проникают в регионы и так же активно теснят там торговые предприятия. Именно они инициируют скачки цен. Кто может, переходит, как там выражаются женщины, на "деревенскую дотацию" - возят из деревень молоко, овощи, картофель. Три года назад мы говорили о том, что есть возможность создать свой российский рынок продовольственных товаров. У нас в ассоциации много женщин - руководителей перерабатывающих и пищевых предприятий. Очень часто мощности у них загружены всего на 30 - 35%. Но, несмотря на высокое качество своей продукции, на московский рынок они пробиться не могут. Из-за этого искусственно уменьшают посевные площади фермеры и руководители хозяйств. В Москве все, как говорят, схвачено. Честной конкуренции, которая только и может обеспечить стабилизацию и даже снижение цен, в таких условиях добиться невозможно. И законопроект, который мы сегодня обсуждаем, на мой взгляд, совершенно не способствует решению этой проблемы - он ее способен только усугубить.

Ярослав МУСИХИН, юристконсульт Центра экспертиз "ОПОРЫ РОССИИ: Этот законопроект мы тоже обсуждали и подготовили по нему заключение. Здесь правильно отмечалось, что он частично дублирует Гражданский Кодекс. Но не только. Он ему еще и противоречит, например, запретом продавать любые товары детям и людям с ограниченной дееспособностью. Меры, которые предлагаются по обеспечению антимонопольной деятельности, больше были бы уместны не в этом законопроекте, а в качестве отдельного закона как поправки и дополнения в закон " О защите конкуренции". Мы согласны с тем, что законопроект перегружен регулятивными и запретительными нормами.

Е.Абрамова: У нас получилось в дискуссии так, что самое основное эмоциональное неприятие вызвало название законопроекта и в частности слова "Об основах государственного регулирования…" Но любой государственный акт - закон, постановление - это акт государственного регулирования, хотим мы того или нет. Поэтому я бы призвала участников нашей дискуссии не зацикливаться на названии законопроекта, а принять участие в доработке самого текста законопроекта, шлифовке его отдельных норм и положений. Эту работу мы ведем у себя в Департаменте потребительского рынка и услуг и приглашаем всех принять в ней участие. Выработанные предложения мы направим разработчикам законопроекта в Минэкономразвития РФ.

А.Орлов: Слова о государственном регулировании во многом конъюнктурные - в соответствии с нынешней политической тенденцией. Конечно, государство должно заниматься регулированием экономики. Но есть сферы, куда государство должно приходить очень, очень осторожно. К ним относится и больная сфера потребительского рынка. Когда, например, я увидел в качестве одной из регулятивных мер введение максимальных цен, я развел руками, так как этого даже студентам не могу объяснить. Чтобы что-то регулировать, надо сначала описать объект регулирования. Но в этом законопроекте нет ничего ни о форматах торговли, ни об объектах ее. Совершенно очевидно, что законопроект требует коренной, даже концептуальной переделки.

Запись вели

Валерий РОМАНЮК,

Леонид САВЧЕНКО.

P.S.

Уже после "круглого стола" оценка новому законопроекту была дана на заседании Общественно-экспертного совета по МП при Мэре и правительстве Москвы. Большинство сошлось на том, что этот проект направлен на поддержку сетевых структур, а не малых торговых предприятий. Однако руководитель Центра экспертизы проблем предпринимательства "ОПОРЫ РОССИИ" Дина Крылова убеждена, что ни сетевой бизнес, ни малый бизнес не поддерживают этот законопроект. Он ведь просто создает избыточное регулирование, а соответственно - дополнительные издержки. Единственный позитивный его момент - четко выстроенное антимонопольное регулирование, которое Д.Крылова и предложила оставить из всего законопроекта.

Председатель ОЭС Александр Иоффе поставил вопрос так: нужен ли закон о торговле вообще? Безусловно, нужен, считают предприниматели. Но без заявленного в названии законопроекта государственного регулирования торговой деятельности. Этот закон регулирует долю участия иностранных сетей, долю местного товара, определяет степень ограничения супермаркетов. "Знаете, почему крупные торговые сети не устраивает этот закон? - заявил гендиректор фирмы "Формика" Илья Хандриков. - Потому что по части антимонопольной их тут сильно ограничивают".

"Дело в том, что этот закон не о торговле, а о регулировании торговой деятельности", - отметил ответственный секретарь Общественно-экспертного совета по МП Леонид Рыжков. Он рассказал, что накануне прошло заседание "круглого стола" РАРМП и газеты "Бизнес для всех" по данной тематике, прошло очень бурно. Было отмечено, что принятие закона в таком виде нанесет значительный вред развитию малого предпринимательства в торговой сфере. Были сформулированы конкретные предложения предпринимателей по преодолению негативных моментов в торговой деятельности. Ясно, что законопроект носит антирыночный характер: вновь вводится понятие "получение разрешения" на торговую деятельность. Л.Рыжков предложил собрать "рабочую группу" из членов Совета, чтобы оперативно проанализировать законопроект о госрегулировании торговой деятельности, его позитивные и негативные моменты, сформировать и направить разработчикам предложения по вынесению изменений в текст данного документа.

 

 

РЕКЛАМА: